«Это тот турнир, где его можно обыграть»: почему Нил Робертсон снова проиграл в Крусибле


Есть в снукере несколько вечных вопросов: кто лучший снукерист всех времён, станет ли Ронни семикратным, скучно ли смотреть игру Селби, сколько лет жилетке Барри Пинчеса… Вопрос «Почему Нил Робертсон до сих пор не мультичемпион мира?» занимает в этом списке особое место. История выступлений Нила в Крусибле успела превратиться в мем и отдельную боль у фанатов.

С тех пор как 12 лет назад австралиец в первый и пока единственный раз покинул Шеффилд триумфатором, его лучшим результатом остается полуфинал в 2014-м. Ещё пять раз Нил доходил до четвертьфиналов, дважды – до второго круга и четырежды уступал уже в первых матчах. Поэтому предсказания победы Робертсона на чемпионате мира традиционно вызывали скепсис даже при его многочисленных успехах в этом сезоне. Сомнения снова оправдались: Нил вылетел с ЧМ во втором круге после проигрыша своему вечному клиенту Джеку Лисовски. Теорий о причинах провалов Нила в Крусибле предостаточно, и в этой статье мы, как обычно, разбираем все из них.

Время и место

Чем чемпионат мира отличается от любого другого профессионального турнира? Длительностью, значимостью и особым местом проведения.

Для чемпионства в Крусибле снукеристу требуется 71 выигранный фрейм, причём половина из них – в полуфинале и финале. К стадии одного стола игроки выигрывают уже на 7 фреймов больше, чем требуется для титула на Мастерсе. На Ниле Робертсоне это зачастую отражается. Иногда он качественно играет матчи первого и второго круга, а уже ко второй-третьей сессии четвертьфинала (или 1/8, как в этом году) смотрится подавленным и несчастным и делает любительские ошибки.

Если в этом году Нил смог вернуться в матч и бороться до конца, то на ЧМ-2021 одна тяжёлая сессия в четвертьфинале против Кайрена Уилсона помешала австралийцу. Тогда он признавался: «Решающее значение имела вторая сессия. Я много раз забивал дальние красные после разбоя. Будь я на своем привычном уровне, я бы без труда переводил бы их в выигранные фреймы большими брейками. Но партии получались длинными, и это сбивало мой ритм». На сложность эксклюзивного формата чемпионата мира накладывается и то, что в Шеффилд игроки приезжают после целого сезона турниров.

Также бытует мнение, что Нилу в Крусибле тесно. В последние годы он действительно заявлял, что маленькая площадь театра и перегородки «мешают нормально готовиться к удару и находить правильную стойку». За это над ним посмеивались и коллеги по мейн-туру, и болельщики. Но в этом году Нил решил максимально ответственно подготовиться к испытаниям Крусибла: «Я ограничил тренировочное пространство. Взял кучу барных стульев и поставил их вокруг стола, чтобы свободной зоны было примерно столько же, сколько при двух столах в Крусибле. Поэтому в этом году мне было комфортно и в условиях недостатка места у стола». Так что теперь этот довод не соответствует не только законам логики, но и законам Робертсона.

Гулд в помощь

Теперь самое время вспомнить, что Робертсон всё же брал титул чемпиона мира в 2010 году. В чём был его секрет тогда? По словам самого Нила – в мощнейшем камбеке в матче 1/8 с Мартином Гулдом. «Отыграться с 5:11 и остаться на турнире было просто невероятно. Думаю, это и стало ключом к победе. Я знал, что если справился с таким отставанием, то справлюсь с чем угодно» — сказал австралиец в интервью после победного финала 2010-го.

Победа в матче с Гулдом дала Робертсону такой толчок, что больше камбечить на турнире ему не пришлось, и он спокойно прошёл оставшуюся сетку. За всю историю Крусибла подобные камбеки можно пересчитать по пальцам. И от Нила с тех пор ничего подобного на чемпионатах мира мы не видели, так что обстоятельств, которые помогли бы набрать мотивации, не было.

Ещё немного об обстоятельствах. На нескольких последних чемпионатах мира (до этого года) Нила выбивали с турнира Кайрен Уилсон, Марк Селби, Джон Хиггинс. Селби и Хиггинс – во многом тактические игроки, и этим они сбивали Робертсона с привычной атакующей игры, что Нил и называл причинами вылета. Уилсон, хоть и в гораздо меньшей степени тактик, в прошлогоднем матче тоже сумел затянуть многие фреймы в матче с австралийцем. Такие поражения, по словам Робертсона, кажутся ему более обидными, чем проигрыши атакующим игрокам: «Я проигрывал ребятам, которые делали мою игру очень, очень тяжёлой. У них получалось не давать мне делать много серий, они боролись за каждый фрейм».

Блок или не блок?

Когда в начале недели Нил уступил самому атакующему игроку топ-16 Джеку Лисовски, отношение к вылету с ЧМ у него было уже совсем другое: «Матч проходил на удобных для меня условиях, а не как в последние несколько лет. Я впервые проиграл, что называется, сверхагрессивному игроку с тех пор, как в 2012 проиграл Ронни. Сейчас я в лучшем настроении после поражения со времен того четвертьфинала в 2012».

Логика Робертсона здесь понятна, но едва ли кто-то ещё из топов так спокойно воспринимает неудачи в Крусибле. И это может говорить о том, что на самом деле у Нила нет того «ментального блока» перед чемпионатом мира, о котором многие говорят.

Страх перед Крусиблом – это самая популярная идея о том, почему Нил не мультичемпион. Не могу отрицать, что это так, но лично мне такой подход кажется не совсем правильным. Это не объясняет, почему однажды Нил всё-таки был чемпионом мира. К тому же, Робертсон – один из немногих снукеристов, целенаправленно занимающихся ментальной подготовкой. Он много раз справлялся с огромными отставаниями в матчах (в том числе и в этом сезоне в полуфинале Мастерс, финалах Tour Championship и English Open), вытаскивал безнадёжные фреймы и выигрывал даже в слабой форме. Было бы странно, если бы Нил не уделял внимание психологической подготовке к Крусиблу. Если он работает над этим, то, получается, за 12 лет «блок» остался совершенно непобедимым?

Подойдём с противоположной стороны. Возможно, Робертсон просто не страдает по поводу чемпионата мира и не ставит себе цель выиграть второй титул во что бы то ни стало. Стать многократным чемпионом, конечно, было бы приятно, но Нил просто не считает ЧМ мерилом для всей карьеры. Поэтому все его цели не завязаны на втором титуле чемпиона мира. «Слушайте, ну, допустим, не выиграю я больше ни одного чемпионата мира. Посмотрите на мой список достижений. Как я могу быть недоволен своей карьерой?» — сказал Робертсон в интервью после поражения Джеку Лисовски.

Почему в этом нет ничего ужасного

Разобрались, кто виноват, теперь нужно понять, что делать. Думаю, оставить Нила Робертсона в покое. Кто решил, что количество титулов в Крусибле – это некая универсальная мера успешности снукериста? Расскажите это Джимми Уайту. Спорить с тем, что чемпионат мира – это самый престижный турнир, глупо. Но для некоторых игроков он просто не подходит, и это абсолютно нормально. С нынешним уровнем развития снукера, в календаре есть ещё десятки турниров, мелких и крупных, с другими форматами, где эти игроки могут показать себя.

Это Робертсон и делает всю свою карьеру. За почти 20 лет в мейн-туре он установил рекорды, которые не покорялись четырёх-, шести- и семикратным чемпионам мира. Нил занимает четвёртое место в истории по количеству сенчури, шестое место – по количеству выигранных рейтинговых турниров, седьмое место – по количеству выигранных мейджоров. С 2014 года Нил держит рекорд по числу сотенных серий, оформленных за один сезон (103). А в понедельник он стал восьмым автором максимума в Крусибле. Всё это – будучи игроком из далёкой Австралии, а не с Британских островов. Нил Робертсон давно вписал себя в историю снукера, и он останется там вне зависимости от того, появится в его списке достижений ещё одна строчка или нет.

Источник: Sports.ru


Другие новости:



Популярные новости: